Как это было: «Рубиновые звёзды»

Автор заметок: Григорий Остров ([info]gostrov).

Как я упоминал, мы заняли какое-то приличное место (16-е, кажется) в телефонке 1991 года и попали на днепропетровский фестиваль в феврале 1992-го. (Сейчас обнаружил в летописи, что это дело назвалось чемпионатом СССР). Вот были времена! Участие в фестивале (гостиница, питание, про билеты не помню) оплачивалось всем 32-м приглашенным командам. Где Александр Рубин взял таких спонсоров, не представляю. Нас в тот момент тусовалось на тренировках восемь человек, поэтому шестерку отбирали демократическим путем, посредством тайного голосования. В Днепр тем не менее поехали все восемь. Когда заселились в гостиницу, к нам неожиданно заявился сам Рубин с претензиями: почему нас больше положенного? Мы совершенно себе не представляли финансовую подоплёку этого дела: ну селят нас, кормят, коммунизм у них, наверное, поэтому просто стали объяснять, что вот, у нас запасные… Рубин в конце концов махнул рукой и сказал: ладно, считайте, что это подарок лично от меня.

Фестиваль назывался «Рубиновые звезды» (видимо, в пику «Виноградной лозе», которую Ирина Виноградова устраивала во Владимире) и был посвящён переезду Рубина на работу в Москву. Действо на открытии было для нас совершенно непонятно: ведущий Игорь Якименко вызывал на сцену незнакомых нам деятелей украинского ЧГК и шутил на непонятные нам внутритусовочные темы. Всё время поминали какого-то Великого. В конце представления Великий, наконец, появился. Это оказался Рубин в белом костюме. В общем, мы убедились, что мы чужие на этом празднике жизни. Единственная запомнившаяся шутка: ведущий вызывает Игоря Абрамовича и долго допытывается, не был ли тот лет 15 назад в Ивано-Франковске. Абрамович отнекивается. Тогда на сцену вызывается капитан детской команды Ивано-Франковска. Поднимается девочка, Якименко спрашивает, как ее зовут. — Абрамович Римма Игоревна.

Потом ещё было какое-то действо с вопросами, на котором прозвучал и такой: российские рекруты ростом свыше 180 см шли в гвардию, ниже 180 — в армию. А как назывались те, которые не годились ни в гвардию, ни в армию? Назывались они негодяи, но суть не в этом, а в том, что Якименко ответ зачитал следующим образом: А вот такие, как Абрамович, назывались негодяями. На сцену выскочил взбешенный Абрамович, стал тыкать Якименко свой военный билет и заставил-таки его объявить в микрофон, что Абрамович никакой не негодяй, а капитан запаса.

В собственно чемпионате было всего два тура по 12 вопросов, причем во второй тур проходили только 16 из 32-х команд. Теперь это кажется немыслимым: ехать за тридевять земель, чтобы отыграть 12 вопросов! Сейчас ради меньше чем 48-ми никто из дома не выйдет. Среди участников были звёздные команды Блинова и Мороховского, и мы ходили с открытыми ртами: сам Друзь! сам Двинятин! сам Бурда! Но выиграли чемпионат не они, а московская команда Леонтьева, в которой впервые ([info]max_po, поправь, если вру) вместе играли Поташев и Карлинский. Блинов занял третье место, Мороховский — девятое. У них просто был очень неудачный день, да и вообще на такой короткой дистанции всяко бывает. А мы заняли восьмое и страшно гордились: обошли самого Бурду!

Комментарии к публикации в ЖЖ