Интеллектуальные игры в древности:
Часть 2. Один vs Вафтруднир

Автор текста: древние скандинавы, комментарии Михаила Иванова [info]mikeiva (Саратов)

Некоторые из вас, вероятно, помнят небольшой текст о происхождении игры «Что? Где? Когда?», опубликованный мною немногим более двух лет назад. В нем говорилось о появлении игры на территории современного Ирана, по всей видимости, в первом тысячелетии до нашей эры. Но было бы ошибкой полагать, что с тех пор турниры по интеллектуальным играм более не проводились вплоть до второй половины XX века. Сегодня мы рассмотрим описание матча, прошедшего уже в нашем тысячелетии на севере Европы. Репортаж вошел в сборник «Старшая Эдда».

Один сказал:

Дай, Фригг, мне совет,
в путь я собрался
к Вафтрудниру в гости!
В древних познаньях
помериться силой
хочу я с мудрейшим.

Как мы видим, за прошедшие тысячелетия так и не был сделан важнейший шаг к современной игре: знатоки не формировали команды, а выступали поодиночке.

Один сказал:

«Привет тебе, Вафтруднир!
Вот я пришел
поглядеть на тебя;
хочу я постичь
познанья твои,
все ли, мудрый, ты ведаешь».

Вафтруднир сказал:

«Что за пришелец
в дом мой проник
и слова в меня мечет?
Ты дом не покинешь,
коль не победишь,
состязаясь со мною».

И далее:

Голову мы,
гость мой, назначим
ставкою в споре!»

Остались неизменными и турнирные правила: фактически, карьера знатока длилась до первого поражения, и никакой красный пиджак ему не помогал. Неудивительно, что интеллектуальные игры тогда не пользовались популярностью. Турниров в современном смысле слова не существовало: даже пакет вопросов участники по-прежнему вынуждены готовить сами.

Кстати, не из этой ли мрачной эпохи происходит употребляемый и теперь термин «гроб», обозначающий не взятый никем вопрос?

Зато вежливость и взаимное уважение игроков стали нормой. Они больше не оскорбляют друг друга, как победитель описанного в первой части матча: «Лживый негодяй и тиран! Влачи свою жизнь в нищете, а после смерти попади в ад!».

Один сказал:

«Гагнрад мне имя,
мучим я жаждой,
в пути утомился,
жду приглашенья —
долог был путь мой, —
прими меня, ётун».

Очевидно, что в те времена еще не велся рейтинг и не было как такового контроля за участниками соревнований: Один использует псевдоним, и никто не пытается проверить истинность его слов и узнать, к примеру, не был ли он ранее дисквалифицирован за употребление допинга из источника Мимира.

Вафтруднир сказал:

Гагнрад, скажи,
коль стоя ты хочешь
спорить со мною:
что за конь поутру
день нам приносит,
как имя коню?

На примере Одина мы видим еще одну любопытную трансформацию традиции с тех времен. Сейчас ведущий нередко задает вопросы стоя, а игроки отвечают сидя; здесь же противоположная ситуация: Один соглашается сесть, когда заканчивает отвечать на вопросы ётуна и готовится читать свой тур. Впрочем, судя по бойкости его ответов, достопочтенный Игг просто прошел хорошую школу «Своей игры».

Не станем рассматривать все вопросы этого боя. Они не очень интересны по современным меркам, скорее своячного типа, из достаточно узкой темы «Мир и его окрестности». Оба участника, как оказалось, писали пакеты по одному и тому же источнику – «Прорицанию вёльвы», что и неудивительно. Количество выпускавшихся тогда книг было невелико, и проблема поиска нового материала стояла необычайно остро. Впрочем, та же проблема не помешала колдуну Ахту написать несколько вполне приличных вопросов, например, про собаку, про воробья и про пахаря с быками. Кстати, после публикации нашего предыдущего материала последний из них в сильно сокращенной, по нынешней моде, формулировке был задан в телепередаче «Своя игра».

Впрочем, есть все основания полагать, что в те времена у знатоков просто не было ни должной практики для написания качественных вопросов, ни желания их создавать: слишком сильно было искушение одержать победу любой ценой. Так, уже упоминавшийся колдун Ахт с его выдающимся по тем временам пакетом был убит Явиштом Фрияном, написавшим какие-то невнятные гробы на экономическую тематику.

Ответный пакет Одина ничуть не лучше по качеству, а местами даже и хуже, чем вопросы Вафтруднира. Например, в некоторых случаях он задает двойные вопросы, пытаясь сложностью формулировки компенсировать отсутствие оригинальной идеи:

Дай первый ответ,
если светел твой ум
и все знаешь, Вафтруднир:
как создали землю,
как небо возникло,
ётун, открой мне?

Но, по крайней мере, турнирная дистанция посерьезнее: ётун к этому матчу подготовил всего 4 вопроса, а Один — 17. Не факт, что с его стороны это справедливо, но, во всяком случае, налицо серьезная предматчевая подготовка и ответственное отношение. Порядок бьет класс, так сказать.

Впрочем, иногда заметна то ли импровизация, то ли простое любопытство. По крайней мере, не вполне понятно, каковы критерии зачета на следующий вопрос:

«Восьмой дай ответ,
коль мудрым слывешь
и все знаешь, Вафтруднир:
что первое ведаешь,
помнишь древнейшее,
турс многомудрый?»

Ну а далее всплывает проблема, по поводу которой нет единого мнения среди знатоков до сих пор: допустимы ли вопросы с источником «Личный опыт автора вопроса»?

«Я странствовал много,
беседовал много
с благими богами;
что сыну Один
поведал, когда
сын лежал на костре?»

Результат, разумеется, предсказуем:

«Никто не узнает,
что потаенно
ты сыну сказал!
О кончине богов
я, обреченный,
преданья поведал!
С Одином тщился
в споре тягаться:
ты в мире мудрейший!»

Причем верный ответ, как и в случае с загадками Явишта Фрияна, не дается. Очевидно, отсюда пошла практика, распространенная на телебрэйне: переносить не взятые командами вопросы на следующий бой.

На этом мы завершаем небольшое исследование о проблемах интеллектуальных игр в древности. Следующая часть будет посвящена секретам предматчевой подготовки и основана на интервью победителя боя, о котором шла речь в этой статье.

Другие материалы на ту же тему: