«Классификация вопросников»

Автор текста: Юрий Вашкулат ([info]nekudza).

(Данная работа выражает исключительно субъективное мнения автора и ни на какой бы то ни было объективизм не претендует).

Почти каждый знаток, отыграв несколько сотен вопросов и обругав еще пару тысяч, неизменно приходит тому, что и сам начинает писать. Причин у него несколько: жажда славы, жажда стяжательства, графомания, вопросный понос, идеализм, протест. Разумеется, в скором будущем наука вопросология найдет и другие, но этого пока не произошло.

Жажда славы — одна из наиболее частых причин для написания вопросов. Знаток, неудавшийся как игрок, хочет прослыть как минимум вторым Поташевым по части составления вопросов. Впрочем, знаток, как игрок удавшийся, тем не менее все равно хочет прославится и как вопросник. Вне зависимости от результата, сам он себя таковым считает уже после второго отыгранного своего вопроса. После двадцатого дело принимает опасный характер. Вопросник этого типа высылает вопросы исключительно на чемпионаты масштаба региона, не размениваясь на мелкие турниры. На местный чемпионат он оставляет самые слабые вопросы, хотя даже неигранные вопросы лучшего качества он размещает в интернете, рассчитывая, что кто-то прочтет их и умилится.

Жажда стяжательства — еще более странна в силу того, что заработать на вопросах не то, чтоб очень сложно, но смешно. Вопросник-стяжатель рассылает вопросы на все турниры без исключения (зачастую это одни и те же вопросы), и не успокаивается, пока не продаст каждый свой вопрос 3-4 раза. На каждый турнир он отправляет вопрос, обыгрывающий название турнира, спонсора и др. — чтоб гарантировать себе хоть минимальное вознаграждение. При этом он апробирует свои вопросы на знакомых; каждый раз, когда они хотят услышать ответ, он пугливо вздрагивает — не хотят ли они отправить его вопрос сами?! Мысль о том, чтоб раскрыть вопросы бесплатно, повергает его в трепет. Самое страшное его опасение — его деньги отдадут другому. Получая гонорар за вопросы, каждый раз он ревниво спрашивает: «Как, и это все?!». Если Вы собираетесь познакомится с данным типажом ближе — обращайтесь за справками, адрес электронной почты Автор сообщит Вам всего за 9.99…

Графоман пишет вопросы потому, что не может их не писать. Его любимая фраза: «Повтори! О, да я, пожалуй, сделаю из этого вопрос». Львиная доля его вопросов начинается со слов: «Однажды, когда автор этого вопроса поехал в Берлин (Лондон, Ригу и т.д. — подставить нужное)…», «Однажды автор этого вопроса в разговоре со своей мамой (папой, бабушкой, дедушкой, девушкой, членами правления, контроллером в автобусе и т.д.) остроумно сказал…», «Однажды автор этого вопроса заметил (прочитал, услышал и т.д.) и подумал (вспомнил, сопоставил, проассоциировал и т.д.)». Иногда он действительно находит что-то остроумное; чаще — нет, но зато все играющие на его вопросы оказываются в малейших подробностях его жизни. Переписываясь или разговаривая с подобным вопросником, Вы рискуете стать героем его следующего вопроса. Особенную остроту несет встреча двух вопросников-графоманов.

Вопросный понос имеет много общего с графоманством, однако более безобиден, так как вопросы при этом могут получиться хотя бы с претензией на качество. При вопросном поносе вопросы так и лезут из автора. На полях каждой книги он оставляет птички, чтоб потом вернуться; прочитанная газета или журнал оборачивается пакетом. Если это была «Наука и жизнь» — не все потеряно. Но пакет по «Натали», «Космо» или «Коммерческой собственности для частных инвесторов» способен растрогать до слез любого игрока. При периодическом вопросном поносе больного еще можно спасти, изолировав его от книг, печатных изданий, радио и телевидения; при хронической форме наука бессильна.

Вопросник-идеалист думает, что он сделает мир тем лучше, чем больше он напишет своих хороших вопросов по материалам, по которым кто-нибудь другой напишет плохие вопросы. Иногда ему действительно удается написать что-то хорошее. Чужие вопросы вызывают у него тихую грусть — «А ведь по этому факту можно было написать такой классный вопрос» (подразумевая, что классный вопрос мог написать он и никто другой). Склонен проводить целые турниры на свои собственные вопросы, в надежде, что ему кто-то скажет спасибо. Спасибо ему не говорят (а чаще — ругают), и вопросник-идеалист в скором времени переходит в какую-нибудь другую категорию.

Протест тоже может являться причиной для написания вопросов. Обычно все начинается с того, что отыграв (прочитав, услышав) пакет вопросов, вопросник-протестант, скрипя зубами и шипя: «Вы меня не знаете! Но вы меня узнаете» пишет пакет из вопросов только про спорт, или только про кубинское кино 40х годов, или про современную скандинавскую музыку, или только на цитаты их древних китайских мудрецов, или только про сексуальные извращения, или вопросы только с фиктивным авторством, или вопросы, начинающиеся только на букву «Ё» и т.д., и т.п, и др, и пр. Остается добавить, что в таких случая страдают только товарищи протестанта по команде, клубу, городу и так далее, то есть ущерб не так значителен, как мог бы. Что ж, и на том спасибо.

Разумеется, практически каждый вопросник совмещает в себе несколько приведенных типажей. «Вы получите незабываемые впечатления, играя» ((с) Е. Поникаров, «Что? Где? Когда?» 2000, стр 157) на вопросы от протестанта-славолюбца или стяжателя-идеалиста…