Украина на Олимпийских играх в Нагано (1998 год)

Речь представителя олимпийского комитета Украины по УТ-1 с трапа самолёта Киев — Нагано (через Стамбул. У нас все летают через Стамбул):
Пришла зима. Линяют зайцы и евреи.
Сменила Пысанка на шубу сарафан.
На этот раз мы гривна за сто всех нагреем,
И особливо этих клятых россиян.

С них чемпионов мастерят ещё со школы,
С коляски ставят их на лыжи и коньки.
Зато у нас сегодня спонсор — «Кока-кола».
Он даст нам силу, волю, газ и бульбашки.

Ах, зимний спорт! Снега, пурга.
Что мы в нём смыслим? Ни фига.

Тренер по фигурному катанию:
Вот что роднит нас от артиста до баптиста,
Что мы с катанием фигурным все в ладу.
Мы все от мала до велика фигуристы,
И чуть зима — все кувыркаемся на льду.

Председатель комитета:
Ещё снежками можем на манер гранаты.
Ведь где угодно — хоть в Одессе, хоть в Крыму,
Возьми поставь на стенд любого депутата,
Так даже школьник не промажет по нему.

Ах, зимний спорт, гуляй, народ!
Упал — и снегу полон рот.

Наганский аэропорт. Корреспондент газеты «Утренний харакири»:
«У нас газета маренький, поэтому короце. Спасибо, цто не отказари».

Бобслеист Савченко:
«Главное — не победить, главное — на халяву съездить в Японию».

Комментатор:
«А вот и первый успех нашей сборной — серебряная медаль по биатлону среди женщин. Что скажет по этому поводу тренер?».

Тренер:
Нам зимний спорт — что Пржевальскому подпруга.
Что на санях, что на коньках, что на земле.
И оттого так резво бегаем по кругу,
Что мы по кругу нарезали семьсят лет.

Мы в биатлоне бьём мишени всей России
Без изменений выражений на лице.
И оттого так часто ходим мы косые,
Что нам так легче видеть мушку и прицел.

Ах, зимний спорт! Сугробчики.
А на лыжне горобчики.

А на трибунах восхищённые японцы весело машут белыми с красными кругами украинскими флагами.

Комментатор:
«Тем временем японцы спускают на снег новые сани. По старой японской традиции о их борт разбивается магнитофон «Сони». Да, в этом виде спорта наши спортсмены отдыхают, как и в прыжках с трамплина. О перспективах развития этого вида мы попросили рассказать председателя комитета».

Председатель:
Чтоб любой на Украине был обут,
Мы всем лыжи раздадим на пять минут
И в Карпатах под горою
Мы большой трамплин построим,
Чтобы каждый выбирал себе маршрут.

Пять минут, пять минут.
Оттолкнулись, сиганули.
Если вас не собьют,
Пять минут — и вы в Стамбуле!

Пять минут, пять минут,
Над Европой и Китаем.
Слюнки зависти текут.
Как мы круто пролетаем!
Пять минут, пять минут.
Гордо реют наши лыжи
Как фанера над Парижем.

Пролетели и наши хоккеисты. Кто б мог подумать, что в Стране Восходящего Солнца вратарь наших соперников окажется цвета чистого неба…

(на мотив песни «Голубой вагон»)

Хоккеисты:
Голубой вратарь стоит, качается.
Всё поймал, что били мы с тобой.
Отчего же он не пробивается?
Видно, оттого, что голубой.

Скверная, скверная вышла ситуация —
Ведь когда вернёмся мы к себе домой,
Каждому, каждому будет федерация,
Чтобы все играли так, как этот голубой.

Комментатор:
Вот, жалко, нет пока такого вида спорта,
Чтоб надо было прыгать голыми под лёд.
Мы в нём бы били все возможные рекорды.
Ведь без воды горячей можем целый год.

И ради Бога, только лыжев нам не надо.
Они нам пакостнее польской колбасы.
Кто говорил, что это русские снаряды?
А почему у них кавказские носы?

Хотя, конечно, в эстафете три по двести
Мы всех без закуси обставим на корню.
И будем, если устоим, на первом месте.
Вы только дайте три по двести и лыжню.

Ах, зимний спорт! Всё в инее.
А мы и летом синие.

Закрытие. Покаянная песня олимпийской делегации. Запевает председатель:
На этот раз мы дали маху об «Ямаху»,
Сломались лыжи, палки ставлены не так.
Но я клянусь, я даже рву свою рубаху (рвёт рубаху за восемь иен),
Что мы напрём и культивируем бардак.

Вся сборная:
Клянемся мы и твердо сдержим клятву эту.
Другой исход не помещается в уме.
Скорее Пысанка присядет на диету
Или в Москве поставят памятник Кучме.