«Туда, там и обратно»

или Фестиваль «Одессея—2005», Кубок Украины по «Что? Где? Когда?» и турнир памяти Виктора Мороховского по «Брейн-Рингу» в Одессе (21—22.05.2005)

Туда

Охота пуще неволи.
Народная мудрость.

Что-то с этим турниром сразу пошло неправильно. Я уже давно подозревала, что в Украине явно завелись партизаны. Иначе сложно объяснить, почему на перегоне Мариуполь—Донецк поезд опаздывает на час, а возле Одессы ни с того ни с сего начинается ремонт путей. Да такой, что за неделю до турнира билеты на поезда до Одессы перестают продавать. Пришлось заказать место в автобусе. Хотя, дороговато, конечно, (в три раза дороже поезда), да и хотелось всё-таки нормально поспать перед играми…

Но в среду выяснилось, что поезд таки будет, а некоторые ушлые личности типа Ефимова даже уже взяли себе билет. Поэтому в четверг я тоже смоталась за билетом и получила в кассе заветный листочек с допуском на тринадцатое место в четвёртом вагоне поезда «Луганск—Одесса». Правда, ехать надо из Ясиноватой, так как поезд через Донецк не идёт.

В пятницу сначала тоже всё было нормально. Успела забрать фотки из проявки для раздачи их в Одессе. На автовокзале я заскочила в автобус до Ясиноватой, который уже собирался отъезжать. По дороге в центре города увидели симпатичную пробку на встречном направлении, так что неизвестно сколько мне бы пришлось ждать следующего автобуса, опоздай я на этот. А так прибыла в Ясиноватую за час до отправления поезда. Там уже были Саша Чижов и Таня Мартынова из «Стирола». Я немного пообщалась с местной кошкой, которая дрыхла на кресле. Кошка обследовала наши сумки на предмет смысла общения с нами, поняла, что смысла нет и ушла обратно на кресло спать. Зато появился Илья Ивченко из «Торпедного отсека», у которого оказался билет в тот же вагон, что и у всех нас, а именно — в четвёртый. В третьем вагоне этого же поезда едет команда Луганска и Дима Романовский aka Саид, в пятом — Витя Димитриев (оба из «Торпедного отсека»), в двенадцатом — Игорь Волобуев, залегионерившийся в «Стироле», а в тринадцатом — член АЖ фестиваля и Кубка Украины Вадим Ефимов. Так что полный поезд знатоков. Поезд приехал по расписанию, правда у него почему-то не оказалось вагонов с номерами один и два, так что наш четвёртый вагон по счёту был вторым, а последним вагоном оказался вагон под номером тринадцать.

Я распихала вещи и слиняла из своего купе от очень разговорчивой попутчицы в гости к Саше с Таней. У них купе возле туалета, туда же поменял своё место Илья. К нам пришли Саид с Витей и мы занялись тем, чем обычно занимаются знатоки, когда собираются в количестве большем, чем три человека. А именно — начали играть в «Свою игру». Сначала ещё думали сходить в гости к Вадику, но потом стало лень идти в такую рань в такую даль. До Красноармейска в вагоне было довольно свободно, но в Красноармейске народу стало больше, только к нам в купе четвёртый так и не пришёл. И правильно, нас и так уже там сидело шесть человек…

Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?
Н.В.Гоголь. Мёртвые души.

Примерно за час до Павлограда, вагон заметно дёрнулся, так что пара человек с боковых мест даже слетели на пол. Поезд проехал ещё какое-то время и остановился. Народ, выглянувший в окно тамбура, сообщил очень интересную новость — последний вагон, оказывается, стоит не на рельсах, а на земле. Ещё более интересной новостью стало то, что теперь у нас последний вагон не тринадцатый, а двенадцатый. После её получения, мы решили позвонить Вадику. После вопроса, жив пациент, или уже не очень, в ответ был получен неразборчивый и непереводимый русский фольклор. Из чего был сделан вывод, что с Вадиком должно быть всё в порядке. Из нашего вагона сначала не хотели никого выпускать, а потом сказали, чтобы мужчины шли помогать. Я тоже вышла, сначала в тапочках. Потом сообразила, что в такой обуви лазить по траве будет не очень удобно, переобулась и направилась смотреть место происшествия. Как оказалось, тринадцатый вагон лёг на бок примерно в полукилометре от хвоста поезда, двенадцатый вагон стоит рядом с рельсами, одиннадцатый — полностью в порядке, а у десятого заднее колесо оторвалось и висит между рельсами. Пошла в сторону тринадцатого вагона, но примерно на полдороге встретила остальных, возвращавшихся вместе с Вадиком, Игорем и чьими-то вещами. Вадика уже успели перебинтовать — он разрезал руку об разбитое стекло, когда вагон перевернулся.

Я не пошла дальше смотреть на вагон, а вместе с остальными вернулась к поезду.

Игорь признался, что эту поездку запомнит надолго: он с полкилометра держал на руках двух старушек, пытавшихся схватить вещи и повыпрыгивать из поезда, когда тот тормозил. При этом думая о том, в какую строну опрокинется их вагон и что вообще делать. Когда поезд остановился, их не хотели выпускать, но они выскочили и побежали к «потерянному» вагону. Игорь в числе первых добежал до него и помогал вытаскивать пассажиров. Когда открыли купе Вадика, то обнаружили внутри картину маслом «Участницы областного чемпионата по строительству на члене Правления ЛУК». Игорь с Вадиком вытащили и девушек, и призы, которые те получили на конкурсе. Бедные дамы получили в качестве призов посудные наборы… Хотя, вроде бы даже что-то и осталось целым.

Как раз перед всеми событиями Игорь собирался идти к Вадику, уже дошёл до конца вагона, но в конце-концов передумал. Вадик же рассказал, что когда брал билет, то на вокзале ему сказали, что остались билеты лишь в тринадцатый вагон. На что он гордо ответил, что совсем не суеверный…

Скорая приехала довольно быстро, но крушение оказалось довольно удачным — относительно серьёзно пострадавших было только 1—2 человека. Остальные отделались лёгкими ушибами, порезами и более или менее лёгким испугом. В течение примерно четырёх часов народ ждал комиссию, одновременно успокаивая по телефону родственников, получая первую помощь, записываясь у проводников в пострадавшие для получения страховки и попутно обсуждая перспективы её получения. Вадик попросил «обрадовать» организаторов фестиваля тем, что мы сошли с рельсов и неизвестно когда будем в Одессе. Я тоже самое сообщила и своей команде. Ребята ещё сходили, помогли носить какие-то железяки. В конце-концов, народ из последних четырёх вагонов рассадили по остальным (Вадик с Игорем пошли к нам в четвёртый, так что нас уже стало восьмеро в купе), прибыла какая-то комиссия, что-то там посмотрела, три вагона отцепили, и мы двинулись дальше в сторону Одессы.

Сообщила Паше Герберу о том, что поезд двинулся, на что получила замечательный в своей непосредственности ответ: «Так что, вас уже починили?». На ближайшей станции быстренько проверили состояние колёс у остальных вагонов, решили, что до Днепропетровска доехать мы должны, так что поезд двинулся вперёд. А мы продолжили играть в «свояк» на системе, пережившей поездокрушение в тринадцатом вагоне, попутно снимая стресс (сначала коньяком, потом водкой) и придумывая милые шуточки типа такой: «Играем в свояк на вылет. Тринадцатый вагон уже вылетел…». Народ, между тем, сообщил, что о нас уже успели передать по «Интеру». В вагоне дышать практически нечем, но на провокационное предложение открыть окно без гарантии его закрытия мы не согласились.

В Днепропетровск приехали после 24 ч. Там уже начиналась небольшая война между донецкими и днепропетровскими железнодорожниками, которые теперь должны решить, кто виноват. Прицепили вагоны, ребята пошли на свои места. Ещё раз проверили все вагоны поезда, а потом просто стояли и ждали неизвестно чего, так что простояли в Днепропетровске больше часа. Суммарное опоздание уже было больше пяти часов. Так что участие в первом дне фестиваля постепенно накрывалось тазиком. Легли уже около двух.

Там

Чтобы отомстить команде, не обязательно пускать поезд под откос.
Добрые знатоки.

Разбудили меня добрые соседи около 7 ч утра. Зато хорошей новостью было то, что опаздывали мы уже только на три часа. Ещё повалялась, так как лень было вставать. Потом приняла необходимую дозу в виде чашки кофе и пошла к народу. Народ, как обычно, занимался развратом, точнее, продолжал играть в свояк. Примерно в полпервого проводницы заставили нас сдать постели, а на вопрос, долго ли нам ещё ехать страшно обиделись. Везли нас по какой-то совершенно левой ветке, так что проводницы сами не могли сказать, где мы находимся. Правда, соседи по купе (которые ехали на боковых местах), вроде ориентировались в окружающей обстановке. Чего нельзя сказать о времени — после того, как нам пообещали десять минут до Одессы и прошло пятнадцать, поступило новое уточнение — осталось пять минут. Периодически звонили интересующиеся временем нашего прибытия. Мы пообещали быть к 14 ч, хотя вовсе в этом не были уверены. Лёня Черненко сказал нам по прибытии сразу брать такси и быстренько ехать на место игр, пообещав оплатить эту роскошь как средство передвижения.

Прибыли на вокзал в 1345. Подождали вместе с луганчанами Вадика и Игоря, которые шли от хвоста поезда, и побежали ловить такси. Прямо перед выходом с вокзала стояла большая машина. Сначала мы ему предложили отвезти пять человек, когда он предложил сделать это за 20 грн., мы обиделись и ушли. Тогда он согласился на 15 грн., а по дороге страшно оскорбился моему предположению о том, что он может не знать местонахождения клуба «Метроном». В феврале такой таксист нашёлся… Приехали мы первыми. Народ выглядывал нас в окна, устав в тридцатый раз прослушивать номера команд и отвечать на десятый нулевой вопрос. Так что наш вход в зал был встречен овацией. Ещё один поезд что ли с рельсов спустить… Оказалось, что у ростовской команды «Тачанка» в дороге сломался автобус, так что даже несмотря на часовую задержку, они успели только ко второму туру. Вообще, похоже, что этот клуб — какое-то заколдованное место. В прошлый раз я ждала команду, в этот раз — команда меня… То ли ещё будет…

Вопросы показались не очень сложными, хотя и не особо красивыми. В первом туре взяли 11, во втором — 9, попавшись на школу в одном вопросе, стормозив в другом и попутно обидев Лёшу, который долго пытался нам что-то объяснить во время обдумывания третьего, а после оглашения правильного ответа, утверждал, что именно это он нам и пытался сказать. Но остался непонятым…

Перерыв немного сократили. Мы с ребятами смотались в гостиницу «Витязь» (почти напротив места игр), я поселилась на занятое для меня место в четырёхместном номере, заплатив чуть больше тридцатки. Хотели ещё попить чаю и перекусить, но после звонка Юле поняли, что не судьба. Так что, как это ни удивительно, но наша команда вся собралась вовремя.

А вот команда Канищевой — нет. И только в последнюю секунду два танка, Вассерман и Ленский, обломали народ, жаждавший увидеть результаты игры команды без их участия. Мы же, как обычно, третий и четвёртый тур сыграли не особенно удачно, набрав по 8 очков в каждом туре (если я правильно посчитала).

После игр приматы разбрелись кто куда, а я немного потусовалась с народом, послушала, как Толик Вассерман клялся мамой, что их команда дала правильный ответ на один из вопросов, посмотрела на его чудный мобильник и даже более чудный подарок от брата — трёх сов, сидящих в позах известных трёх обезьянок. Постепенно все собрались в клубе санатория им. Чувырина, где должен был проходить турнир памяти Виктора Мороховского по «Брейн-Рингу». Там оказалось довольно прохладно, так что пришлось позвонить Паше, чтобы он захватил из гостиницы мою куртку. В зале тоже мило поболтали с Ирой Величко, которая вместе с Вадиком Ефимовым заседала в АЖ, а также с «Братьями по Фазе» и прочими знакомыми товарищами. «Братья» же поймали Иру и принудили её играть во всеми ненавидимую, но тем не менее, всеми играемую игру «Брейн-Ринг» за их команду.

«Свояка» дождались не все…

«Свояка» дождались не все… (35.7К)

Система игр брейновского турнира была довольно хитрой, никто не вылетал, не проиграв два раза. В первом круге наш соперник не явился (команда из Львова), видимо заранее устрашённый игрой с нашей великой командой. Параллельно с игрой в брейн Саша Клейн проводил междусобойчик по свояку. Но я не пошла туда, пока не доиграли брейн, а Дима Пискун успел отыграть и выйти во второй круг. Во втором туре брейна мы вышли на «Кремень». Но он оказался нашей косе не помеха, так как Дима внезапно проявил себя великим кнопочником. А ведь как скрывался! Следующий бой надо было играть с «Чёрной кошкой». Поскольку выигравшая команда прекращала игры и сразу выходила в четвертьфиналы, мы решили, что пора заканчивать с этим и выиграли у «Кошек». После чего со спокойной совестью пошли играть в свояк.

К сожалению, проклятый склероз не даёт возможности вспомнить всех, с кем я играла. В первом круге я попала с Инной Пискун, Артёмом Корсуном и Инной из Винницы. Как обычно, лихо начав с минуса, я потом несколько раз подобрала за Инной неотвеченные ею вопросы и с Артёмом вышла во второй круг. В котором встретилась с Сашей Шульгой, Денисом Михалёвым и кем-то ещё. Поскольку Денис не особо рвался выходить дальше, то даже тема «Нобелевские лауреаты» помогла ему несильно. А я с Сашей вышли в третий круг. Постепенно круг револ… своячистов сужался, так что Инна смогла сыграть ещё в третьем круге и в полуфиналах, несмотря на два проигрыша. А я в третьем туре оказалась в четвёрке с юным дарованием из Днепропетровска по имени Тоня, которая умудрилась пообыгрывать взрослых мужиков. Они хлопали на то, что думали, что знают, а она — только на то, что знала. И этого хватило. Девочка учится в седьмом классе и тренируется у Жени Шляхова.

Финал СИ: Дубинская, Клейн, Д.Пискун, Филановский

Финал СИ: Дубинская, Клейн, Д.Пискун, Филановский (26.9К)

В полуфинале сошлись Пискуны, я и Клейн. И Дима из-за угла, на последнем вопросе, выбил меня из финала. Хотя, темы были в финале совсем для меня не подходящие, так что может это и к лучшему.

В финале, практически тоже на последнем вопросе, Лёша Филановский выиграл у Саши Клейна. Третье место заняла Оля Дубинская из Киева. А Дима занял четвёртое место. После чего было решено, что пора, пожалуй, по домам. Тем более, что время уже приближалось к двум часам. По дороге зашли прикупить чего-нибудь на перекусить, что и было потом сделано в гостинице.

И был вечер, и было утро, день второй.
Бытие.

Встала в 915, поставила себе кофе и попутно перебудила народ, который начал возмущаться, что я поднялась до звонка будильника. После завтрака я собралась, остальные это делали довольно неторопливо, а мне ещё надо было переговорить с Лёней Черненко по поводу приобретения билетов на обратную дорогу. Так что в 1030, когда Пискун начал изображать стриптизёра, пытаясь переодеться в новые трусы на глазах изумлённой публики, я не выдержала и двинулась… в сторону «Метронома». Лёня был уже там, но пока не было кого послать за билетом. Так что я прочитала несколько вопросов для «Гамбринуса», потом по требованию Пискунов бросила их, но «Приматы» тренироваться не особо жаждали. Так что просто почитала фигню из палма. Перед началом тура Лёня таки нашёл мне жертву, которую я и послала за билетом на автовокзал.

Апелляционное жюри объявило о принятых решениях по вчерашним вопросам. Решение по апелляции было разумным. Но вот последовавший за ним зачёт ответов вызвал, мягко говоря, некоторое недоумение.

С утра игра пошла получше, по крайней мере, по ощущениям. В пятом туре набрали 9 очков и по нашим подсчётам отставали от «ХИИТа» на 2 очка. Но в шестом туре взяли 10, при 8 очках у «ХИИТов» и таким образом догнали их. При этом, у нас был спорный ответ, который мы хотели апеллировать. Однако, оказалось, что ещё раньше был зачтён спорный ответ про подсознание, так что мы оказались на чистом третьем месте без всяких апелляций. В перерыве между турами мне принесли билет на автобус.

После ЧГК сразу начались четвертьфинальные игры брейна. Нам попался «Дуплет», за который играл сын Виктора Мороховского. Но мы всё равно выиграли. А в полуфинале нам досталась команда Канищевой. Кнопочник, Феликс Морозовский, оказался сильнее Димы, но, тем не менее, после двух боёв, один из которых выиграли мы, а второй — они, на решающем вопросе мы у них выиграли. А вот на финал остались только кнопочные вопросы, так что достойного сопротивления «ХИИТу» мы оказать не смогли… В перерывах между играми вручались призы и награды за турниры сезона — Дима Башук наградил команду Канищевой за победу в Чемпионате Украины по ЧГК, Володя Печерога — «Славян» за второе место в Кубке Шира.

Команда «Приматы»

Команда «Приматы» (24.7К)

А потом награждали победителей Кубка Украины по ЧГК, турнира памяти В. Мороховского по «Брейн-Рингу» и фестиваля «Одессея-2005». Так что некоторые особо ушлые команды получили по три комплекта медалей, поскольку в этом году призёры Кубка Украины и фестиваля совпали (хотя, если бы «Тачанка» приехала вовремя, всё могло бы быть по-другому…). Первое место заняла команда Канищевой, набрав 64 очка из 90, второе — «Братья по Фазе» с 59 очками, а третье — мы с 56. Так что команда Канищевой сделала победный дубль, выиграв и Чемпионат и Кубок Украины по ЧГК. С чем её (команду) и поздравляем!

В турнире памяти В. Мороховского первыми стали «ХИИТ—2000», вторыми — мы, а третьими — команда Канищевой. Так что у меня оказалось две медали за третье место и ещё одна за второе. За один этот турнир я получила медалей столько же, сколько за три предыдущих года. Скоро можно будет ёлку украшать.

Обратно

А все кончается, кончается, кончается…
В. Канер.

После окончания торжественной части выяснилось, что часть приматов уезжает на машине. Тогда я тоже решила смыться, и вместе с «Братьями по Фазе» и Ирой Величко мы направились к Ире в офис. Трамваем доехали до ж/д вокзала и пешком прошли к офису, расположенному, как и положено, на Малой Арнаутской. Там немного попугали охранника: Ира на вопрос кто, дала ответ «Свои». Не знаю, что подумал охранник, увидев Иру в окружении людей в серой форме (командная форма БПФ) и услышав такой ответ. Но переспросил он довольно испуганно…

Рассмотрели офис, Ира похвасталась своим нотиком, братья переоделись, разобрали вещи и пошли погулять. Времени оставалось не очень много, так что просто забежали перекусить в одно из мест, предложенных Ирой, а потом гуляли вдоль и поперёк улиц в районе между вокзалом и набережной. В районе 19 ч братья направились к Ире за вещами, а я на остановку трамвая — ехать на автовокзал.

Возле остановки меня поймал Игорь, так что до вокзала мы доехали вместе. Там уже околачивался Вова Улахович. Кроме того, с нами ехал игрок из команды Луганска. А когда мы расселись в автобусе, туда же ввалилась целая банда «Флешей» из Днепропетровска. У них были места самые последние, что оказалось довольно удобно для немедленной организации игры в свояк. Я сыграла пару раз, а потом мне надоело и я уже просто смотрела в окно. А народ развлекался, пока не стало темно.

В Николаеве все вышли из автобуса, а после возвращения не нашли Тонин рюкзачок. Похоже, кто-то заскочил в автобус и свистнул его. Испортили ребёнку всё удовольствие от поездки.

Выяснилось, что автобус вид транспорта достаточно безопасный, так что до Донецка мы добрались без особых приключений. Видно всё ещё впереди.

Всем организаторам турнира — огромное «спасибо», кроме того персональные «мерси» Лёне Черненко за билет, Феликсу Морозовскому — за пакет, Саше Клейну и Игорю Гиленко — за свояк. «Спасибо» всем участникам турнира — всегда приятно ещё раз со всеми встретиться, поиграть и поболтать. А всем дочитавшим — «спасибо» за внимание.

Прошу прощения, если чьи-то имена или фамилии не указаны или написаны с ошибками. Обо всех замеченных ошибках и опечатках прошу сообщать по ссылке в нижней части страницы.